Image upload Ebay. загрузка картинок
Сведения из истории
Этапы строительства
Собор и люди
Прошлое и будущее храма
Этапы возрождения
Публикации о соборе
Новости
Пожертвования
Реквизиты фонда
Почта фонда
Фотогалерея
Обращение к предпринимателям Люди о соборе Князь Воронцов


Дуэль: Воронцов – Наполеон (Сражение при Краоне)

    Одна из мемориальных досок на памятнике М. С. Воронцову – совершеннейшая загадка для большинства одесситов. Что это за Краон такой? И почему Михаилу Семеновичу возданы такие почести за баталию при населенном пункте, какого не сыщешь на карте?

    Сражение произошло 23 февраля (7 марта) 1814 года близ ничем не примечательного городка Краон – во Франции, на правобережье реки Эны. Противоборствовали, с одной стороны, российские части, прикрывавшие маневр Силезской армии прусского фельдмаршала Г. Блюхера (численностью около 110 тыс. человек), а, с другой - основные силы наполеоновской армии во главе с самим императором.

    Идея Наполеона заключалась в том, чтобы отсечь войска 6-й антифранцузской коалиции от фуражных баз в Бельгии ударом в левый фланг. Для ее реализации французские войска (численность которых, согласно советским источникам, «свыше 30 тыс.», по дореволюционным – «около 50 тыс.») форсировали Эну у Берри-о-Бак и двинулись к Лаону. Главнокомандующий Силезской армии первоначально намеревался атаковать переправляющегося противника с линии Краон-Корбени, но потом надумал запереть наступающего врага в междуречье Эна-Лет, а затем другой частью войск ударить ему в тыл.

    Роль сдерживающего «затора», на который и обрушились главные силы французов, была поручена сводному отряду российских войск: корпусу генерала Ф. В. Сакена (по советским источникам – 9 тыс. чел., по старым – 10 тыс.), корпусу графа М. С. Воронцова (соответственно, 18 и 14 тыс.) и отряду графа А. Г. Строганова (по старым источникам – 5 тыс. чел.; вероятно, советские источники суммируют численность войск Воронцова и Строганова). Кроме того, во взаимодействии с этими частями находилась и пехота корпуса генерала Ф. Ф. Винценгороде – в то время, как он сам с конницею остальных корпусов (численностью более 10 тыс., с 60 орудиями) должен был обойти противника, переправившись через реку Лет у Шеверньи, совершить бросок и ударить в тыл атакующим французам. Кавалерию поддерживал прусский пехотный корпус генерала Ф. Клейста. Резервы союзников (между прочим, и четыре корпуса графа А. Ф. Ланжерона) концентрировались в окрестностях города Лаон.

    И Строганов, и Воронцов в то время были корпусными командирами, однако оборона теснины между Эной и Лет возлагалась именно на последнего. Собственно говоря, Воронцов сам должен был выбрать для себя удобную позицию и сам решить, как строить оборону. Поэтому он лично провел рекогносцировку на местности и выбрал чрезвычайно выгодный рубеж по обеим сторонам так называемой Дамской дороги, идущей в гору. Небольшой хребет образовывал здесь плато, позволявшее немного развернуть войско.

    Плато это удачно прикрывалось естественными балками, оврагами и водоемами, что отчасти сковывало наступающего неприятеля. В ночь с 22 на 23 февраля горные стрелки Воронцова заняли близлежащие перелески – у населенного пункта Гертбиз. Затем он расположил в две линии, по направлению к Гертбизу, 21-ю и 24-ю дивизии и две пехотные бригады. На правом крыле обороны, по направлению к Вассонь, развернулась кавалерия генерал-майора Бенкендорфа, включавшая Павлоградский гусарский и четыре казачьих полка с шестью конными орудиями. Правый фланг прикрывал 2-й егерский полк; другая цепь стрелков, под началом генерала Красовского, еще с 22-го числа держалась в лесу за Гертбизом, выдержав более двух десятков штыковых атак!

    В центре обороны стояло 54 батарейных и легких орудия полковника Винспара. Перед левым флангом – артиллерийская конная рота с 12-ю орудиями. Отряд Строганова стоял во второй линии, за дивизиями Воронцова, а корпус Сакена остался в резерве, далеко позади.

    Российский заслон атаковали корпуса маршалов Нея и Виктора, четыре конные дивизии и две дивизии старой гвардии. Первый удар левому флангу войск Воронцова нанес отряд маршала М. Нея в составе пехотных дивизий Менье и Куриаля, конной – генерала Груши. Используя все выгоды позиции, артиллеристы Винспара поражали одну цель за другой, а пехотинцы переходили в контратаки. Отбиты были и атаки генерала Э. Нансути (две конные дивизии: его и Кольбера) на правом фланге. После неудач на флангах Наполеон готовил мощный удар по центру, для чего маршал Виктор выдвинул пехотные дивизии Бойе и Шарпантье, подстраховав их старогвардейскими дивизиями Фриана и Христиани. В 10 утра, после кровопролитнейшего штыкового боя, Виктору удалось, наконец, вытеснить стрелков Красовского из леса. В то же время очередная попытка Нея прорвать оборону отряда Воронцова была пресечена орудийным огнем.

    Наступила кульминация битвы. Наполеон выдвинул в центре дивизию Бойе и сосредоточил на узком участке 100 батарейных орудий – здесь в очередной раз проявился его полководческий талант, ибо он увидел, что скученность российских войск на небольшом пространстве способствует «кучной стрельбе». Бешеный артобстрел нанес-таки частям Воронцова серьезный урон, в том числе были выведены из строя многие орудия. Вслед за «артподготовкой» Ней снова обрушил на обороняющихся основные силы пехоты, но снова не прошел, остановленный оставшейся артиллерией и штыками 2-го и 19-го егерских полков.

    Получив подкрепление в виде конницы Лаферьера и Груши, Ней прорвался к передовым частям Воронцова и захватил конную батарею. Перейдя в штыковую атаку, Ширванский полк и один из батальонов 12-го егерского полка отбили батарею. Вот тогда-то в бой впервые вступила одна из бригад отряда Строганова, вызванная на подмогу, на левый фланг. Тем временем тучи начали сгущаться и на правом фланге, где, оттеснив конницу Бенкендорфа, Нансути разворачивал 18 свежих эскадронов. Но тут сработала «домашняя заготовка» Воронцова, заблаговременно приготовившего шесть орудий для стрельбы во фланг атакующим: наступление конницы захлебнулось.

    Сакен заранее объявил Воронцову, что тот должен отступить, если станет по-настоящему «жарко». Непосредственно руководя обороной и даже лично отдавая команды артиллеристам, Воронцов дважды получал распоряжение отступить, однако дожидался того удара в тыл сводным отрядом Винценгероде, который и был целью всей операции. Лишь в два часа дня, получив в категорической форме третий приказ, он вынужден был оставить удерживаемый плацдарм.

    Но как оставить выгодную позицию, уйти в целости и сохранности под непрерывными атаками противника?

    Первым делом Воронцов оттранспортировал в тыл все 22 поврежденные пушки, всех раненых, все казенное имущество соединений. Далее начался постепенный отход с арьергардными боями – французы буквально наступали на пятки. Маршал Виктор, усиленный еще дивизиею Шарпантье и частью старой гвардии, дышал в затылок, напирали Ней и Нансути. Кавалерия Бенкендорфа держалась из последних сил.

    В самый критический момент на подмогу пришла кавалерия Васильчикова с гусарскою дивизиею Ланского и уланскою Ушакова. Взаимодействуя с пехотой, они прикрывали отход друг друга. Был момент, когда 6-й егерский полк снайперским огнем сдерживал буквально все французские силы. Этого оказалось достаточно для того, чтобы выдвинуть всю артиллерию корпуса Сакена (64 орудия) на хорошую позицию и, пропустив отступающие российские войска, ударить по неприятелю.

    Бой прекратился к 17 часам. Войска Сакена и Воронцова отошли частью на Шеверньи, частью на Лаон. В результате оказалось, что по целому ряду причин – как объективных, так и субъективных, - кавалерия, направленная в тыл противнику, не сумела выйти в срок на исходные позиции, и Блюхер отменил прежний план, а все войско распорядился стягивать к Лаону.

    Что касается задачи, поставленной перед М. С. Воронцовым, то он выполнил ее блестяще во всех отношениях: и в выборе позиции, и в расстановке сил, и в ведении обороны, и, что очень важно, при отходе с плацдарма. Не зря говорят, что битва при Краоне – с самим Бонапартом – венец военной карьеры Михаила Семеновича, участника множества кровопролитных сражений, в том числе и под Бородино, где он был ранен.

    Итоги сражения еще таковы, что французы потеряли 8 тыс. человек, в том числе – семь генералов. Потери российских войск составили 6 тыс. (по советским источникам – 5 тыс.), большая часть генералитета получила ранения. Умерли от ран храбрейшие кавалерийские генералы Ланской и Ушаков, прикрывающие отход войск. В то время не разбрасывались орденами Святого Георгия, наличие которого расценивалось чрезвычайно высоко, вызывало всеобщее уважение и было сравнительной редкостью. М. С. Воронцов такой орден (2-й степени) за Краон получил. Получил, как это видно, вполне заслуженно.

    Альманах «Дерибасовская-Ришельевская», №3





Сведения из историиЭтапы строительстваПрошлое и будущее собора
Этапы воcстановленияСобор и людиПубликации о собореНовости
ПожертвованияБлаготворительные билетыЛюди о собореКнязь Воронцов
Реквизиты "Черноморского православного фонда"Почта фонда
Обращение к предпринимателям
Фотогалерея