Image upload Ebay. загрузка картинок
Сведения из истории
Этапы строительства
Собор и люди
Прошлое и будущее храма
Этапы возрождения
Публикации о соборе
Новости
Пожертвования
Реквизиты фонда
Почта фонда
Фотогалерея
Обращение к предпринимателям Люди о соборе Князь Воронцов

Безвременье.

    Я помню его с глубокого детства, этот собор.

    Ведь стоило глянуть из-за забора нашего двора - и сразу можно было увидеть высокую стройную колокольню, золотисто сверкавшую на солнце.

    Эта колокольня хорошо просматривалась в длинном изогнутом силуэте всего города рядом с другими высокими зданиями Одессы - кирхой, стеклянной крышей почтамта и что там было еще? Кажется, трубы Пересыпи.

    Но, кроме этого примечательного золотистого видения на горизонте, оттуда часто доносился и звон. Когда били колокола собора, мы тоже их слышали.

    То чудо, которое, говорят, звучало аж за город - до самой Беляевки!

    Что еще сохранилось о нем в памяти - распахнутость соборной паперти, если доводилось подходить туда. Паперть была высокая и к тому же отсвечивала мраморной белизной, и это сразу привлекало внимание. Но мне также доводилось вспоминать одну чисто семейную подробность, связанную с этой папертью. Мама не раз сокрушалась, что на этих ступеньках однажды споткнулся ее брат, когда восходил с невестой в собор для венчания. А это, мол, была дурная примета - споткнуться. И правда, была ли счастлива семейная жизнь моего дяди?

    Хотя я видел там и доброе венчание. Это происходило, когда мне было лет семь. Намечалось свадебное торжество наших знакомых - маминой подруги с преуспевающим немолодым человеком, и мы, помню, отправились "на свадьбу". Войдя впервые в собор, я был ошеломлен увиденным - и позолотой, и сиянием люстр над головой, и величественным простором всего помещения, полного необычным благоуханием. Поражало и стройное, величественное пение соборного хора, славившее молодоженов, до сих пор видится торжественный ритуал - возложение на головы золотистых корон с могуче возглашавшейся молитвой.

    Очевидно, это было одно из последних свадебных богослужений в этом соборе, потому что тогда же - в 1932 году - он был закрыт. И не забывается тот глухой недовольный ропот между родителями, который сопровождал подобный бесцеремонный акт властей, прикрывших "такой храм".

    Но прошло еще несколько лет, прежде чем решились его уничтожить.

    Не скажу, давались ли тогда какие-то объяснения принятому дерзкому решению. Лишь недавно я слышал от своего приятеля, который в ту пору учился в школе - старенькой и неприглядной на месте нынешней ?121. Проходя мимо собора после занятий, он слышал реплики двух приостановившихся там старцев о том, что так, мол, "решил Ярославский". А издавна известно было, что этот сталинский идеолог упорно специализировался на атеистических делах - например, сочинил и издал "Библию безбожника".

    Ну и некстати была позже, как тоже недавно стали говорить, реплика наркома Клима Ворошилова, выступавшего по возвращении из дипломатической поездки в Турцию с балкона Дома РККА неподалеку: якобы до каких пор "будет мешать" возвышавшийся рядом храм? А подчинявшийся ему украинский военный деятель командарм Якир и распорядился.

    Перед взрывом собора я побывал там вместе с расстроенной мамой. Когда мы подъехали туда трамваем со Слободки, то сразу заметили двигавшихся к улице Льва Толстого встревоженных людей. А на углу этой улицы и Соборной площади виднелась толпа, сбившаяся у паперти собора. И с трудом удалось пробиться поближе.

    Колокол лежал па боку, наполовину вонзившись в землю и вспучив асфальтовое покрытие. Вблизи он производил особенно мощное впечатление - своим широким раструбом и толщиной стенок, а также свалившимся на бок медным позеленевшим языком - тем самым, который и бил громогласно. Тут же говорили, что колокол был не просто сброшен сверху, с осиротевшей колокольни, а этак осторожно спущен по специально пристроенному деревянному желобу. И все же от тяжести он провалил под собой почву - такая сила.

    Не вспомнить, были ли тогда вокруг разговоры с протестом или недовольством из-за происходящего, хотя по лицам вокруг было видно, что все расстроены. Впрочем, не привыкало ли уже население к самоуправству властей, не только закрывавших или разрушавших храмы, а и сажавших в тюрьму активных церковников? Ведь пострадали и имевшиеся в городе костелы и синагоги.

    И я не слышал, чтобы окрестных жителей предупреждали, чтобы накануне предстоявшего взрыва заклеивали окна газетными листками, как это делалось спустя пять лет - в начале войны. Но много ли стоила такая забота о домах?

    О самом взрыве ничего вспомнить не могу. Но когда довелось самому попасть к Соборной площади, меня поразила там - уже спустя несколько дней едкая рыжеватая пыль, осевшая вокруг на деревья и дома. А главное - потряс вид огромной груды каменных обломков, заваливших окружающие деревья и кусты. Завалы простирались до самого памятника Воронцову, тоже покрытому пылью - в тогдашнем пренебрежении к нему, когда и была снята старая табличка с надписью "Светлейший князь".

    Кстати, тогда же выяснилось, как поступили с останками князя и его супруги, находившимися раньше в соборе под специально сооруженным саркофагом. Как слободской житель я сразу расслышал новость: эти останки были вывезены на грузовой машине и сброшены в канаву у стены Слободского православного кладбища. И там, оказывается, их подобрали на рассвете кладбищенские нищие, чтобы захоронить в первых попавшихся могилах.

    Позже мне также довелось узнать о личности того, кто взорвал Преображенский собор. Это был тесть одного сотрудника в том научно - исследовательском институте, где я работал. Он рассказал мне, что тот являлся командиром саперного взвода, который получил соответствующий приказ командования Одесского военного округа. Но, справившись с полученным страшным заданием, такой вояка все же не был достойно отмечен начальством, а даже получил взыскание "И за что, - удивился я, - неужели недостаточно рванул?" Нет, оказывается, из-за потери казенной шинели. Кусок армейского сукна был расценен выше, чем весь собор с его добром.

    Кстати, в ту пору злополучный саперный подрывник был еще жив. Я успел с ним поговорить по телефону и даже договорился о нашей встрече. И лишь на пороге его квартиры в Черемушках мне сказали, что он "нездоров".

    Пусть будет благословенна заслуга тех, кто восстанавливает ныне собор.

    Владимир ГРИДИН,
    "Одесский вестник", 23 ноября 2002 г.






Сведения из историиЭтапы строительстваПрошлое и будущее собора
Этапы воcстановленияСобор и людиПубликации о собореНовости
ПожертвованияБлаготворительные билетыЛюди о собореКнязь Воронцов
Реквизиты "Черноморского православного фонда"Почта фонда
Обращение к предпринимателям
Фотогалерея