Image upload Ebay. загрузка картинок
Сведения из истории
Этапы строительства
Собор и люди
Прошлое и будущее храма
Этапы возрождения
Публикации о соборе
Новости
Пожертвования
Реквизиты фонда
Почта фонда
Фотогалерея
Обращение к предпринимателям Люди о соборе Князь Воронцов

Через тернии к звездам - граф Воронцов

    В серебряной дымке утреннего тумана, словно далекий мираж, словно таинственная Фата-моргана, промелькнули неясные очертания Тауэра. Внезапный порыв ветра вызвал легкую рябь на серой поверхности Темзы и растрепал кудри молодого статного юноши, облокотившегося о борт корабля и с задумчивостью смотревшего на открывшуюся перед ним панораму спящего Лондона.

    Девятнадцатилетний Михаил Воронцов, сын графа Семена Романовича Воронцова - российского посла в Лондоне, возвращался на родину, которую толком и не помнил. Воспоминания о детстве и юности, которые прошли в Лондоне, вызвали легкую грусть, потеснив чувство радостного предвкушения, которое охватывало Михаила всякий раз, стоило ему подумать о России. Конечно, ему будет очень не хватать отца и сестренки Катеньки; не забудет он и уроков по математике, естественным наукам, рисованию, архитектуре, музыке, военному делу, которые, казалось, стали неотъемлемой частью его повседневной жизни. Но зато перед ним открывались и новые многообещающие перспективы в России, возможность реализовать себя и послужить во славу Отечества. И не важно, что в Санкт-Петербург Михаил прибудет без слуг и компаньонов - совсем один, несказанно удивив всю воронцовскую родню. Важно было то, что отец предоставил ему полную свободу и возможность самому выбрать себе дело по душе. От всего этого кружилась голова, кипела молодая кровь, и ностальгия по родному дому значительно притуплялась...

    И Россия не разочаровала юного Воронцова. Желая доказать себе, что может добиться всего и без известности своего имени и привилегий, положенных ему по праву рождения, Михаил отказался от возможности быть зачисленным в армию сразу в чине генерал-майора. Вместо этого, он настоял на том, чтобы начать службу с низших чинов, и был зачислен поручиком лейб-гвардии в Преображенский полк. Суета столичной жизни быстро наскучила ему, и Михаил Воронцов в 1803 году с радостью отправился вольноопределяющимся в Закавказье. Война звала его и в течение последующих пятнадцати лет не отпускала. В пороховом дыму сражений молодой Воронцов возмужал, заслужив многочисленные награды и повышения в звании. К началу отечественной войны 1812 года Михаил был уже генерал-майором и командиром сводной гренадерской дивизии...

    Мерно раскачивающаяся из стороны в сторону телега то и дело подпрыгивала на ухабистой дороге, каким-то немыслимым образом не переворачиваясь, несмотря на то, что одно колесо было сбито ядром. Жуткий скрип невыносимо резал слух, но Михаил не слышал этого и практически не понимал, что его, сына графа Воронцова, вывезли из-под пуль и ядер на простой телеге. Он было тяжело ранен в Бородинском сражении, проявив недюжинную отвагу и мужество...

    Несмотря на ранение, тяга к военному делу не уменьшилась. Едва оправившись. Воронцов приказывает устроить в своем имении под Владимиром госпиталь для раненых солдат, где на полном обеспечении графа пребывало около 50 офицеров и 300 рядовых. После выздоровления каждый рядовой снабжался по его указанию бельем, тулупом и 10-ю рублями. Затем Воронцов группами переправлял их в армию. Сам же, еще не до конца окрепнув, прихрамывая, передвигаясь с тросточкой, он вернулся на поле боя. Отважное сердце его не знало страха. В битве близ Парижа Воронцов действовал против войск, руководимых лично Наполеоном, проявив себя талантливым полководцем. А назначение Михаила Семеновича командиром русского оккупационного корпуса и пребывание на этом посту в течение долгих четырех лет позволили проявиться в полной мере таким положительным его чертам как дипломатичность, терпимость и внимательность к людям. Именно Воронцов впервые в русской армии запретил применять телесные наказания. Не ограничившись этим, он организовал школы для солдат и младшего офицерского состава, лично составляя учебные программы.

    Новые лица, новые знакомства, хрустальный звон бокалов и переливчатый женский смех. Танцующие пары, чьи слившиеся силуэты, словно картинки в разноцветном калейдоскопе, сменяют друг друга в отражении зеркал бального зала... Слегка кокетливый взмах пушистых ресниц, выразительный взгляд и непередаваемое очарование улыбки прелестной незнакомки настолько потрясли его сердце, что Михаил Воронцов в свои тридцать семь лет, словно юный зеленый мальчишка, потерял голову от внезапной любви. Элиза Браницкая, русская по матери, полька по отцу, родня Потемкину, на десять лет моложе графа Воронцова, с благосклонностью приняла его предложение. Молодые провели некоторое время в Петербурге, а затем переезжали с места на место, в зависимости от назначений графа. В 1823 году Михаил Семенович получил назначение на Юг, что было им воспринято как очередной подарок судьбы. Край, которым было суждено управлять Воронцову, казалось, состоял из сплошных проблем: национальных, культурных, экономических, военных и многих других. Но графу такое состояние дел пришлось по душе: чем сложнее ситуация, тем интереснее найти из нее выход.

    Граф приехал в Одессу в конце июля 1823 года. И подобно своим предшественникам, он много поработал для благоустройства города. Особенно заботился он о том, чтобы снабдить Одессу хорошей водой, вымощенными улицами и зелеными насаждениями в садах города и его окрестностей. Начатое еще при графе Ланжероне устройство Ботанического сада и Приморского бульвара, при Воронцове было окончено. Многие породы деревьев для Ботанического сада доставлялись из Крыма и других мест, и даже из других государств, не только из Европы, но и из Америки. Первые деревья на Приморском бульваре были посажены уже в 1823 году. Граф Воронцов начал строить свой великолепный дом на этом бульваре в 1826 году, а на образовавшейся вдоль бульвара улице места раздавали бесплатно, требуя лишь, чтобы они в течение пяти лет были застроены непременно приличными домами. Уже через два года были готовы дома: графа Потоцкого, купцов Сарото и Верони, овцевода Вассаля, помещика Шидловского, купца Вальба, князя Лопухина и Маюрова...

    Свежий морской ветер бил в лицо, трепал полы одежды, оставляя солоноватый привкус на губах. Но Михаил Семенович не обращал на это ни малейшего внимания. Седина уже посеребрила его виски, в глазах появилась некоторая усталость, но он по-прежнему был молод душой и не боялся трудностей. Стоя возле недавно открытого памятника герцогу де Ришелье, задумчиво глядя на волнующееся море, как когда-то на воды Темзы, он мысленно уже видел реализованным свой новый проект - сооружение грандиозной гранитной лестницы, ведущей от бульвара к морю, которая стала бы очередной достопримечательностью города....

    Строительство лестницы, которое обошлось в 800 тысяч рублей, началось в 1837 году и длилось целых пять лет. В 1842 году двухсотступенчатая лестница была окончена. В то же время был выстроен Пале-Рояль - ряд из 44 магазинов и различных мастерских.

    Неутомимый Воронцов взялся за решение не менее важных проблем с не меньшим рвением, чем за строительство Потемкинской лестницы. Так, с самого основания города жители Одессы страдали от недостатка хорошей воды. Сначала довольствовались колодцами и цистернами, но колодезная вода была не совсем приятна на вкус, кроме того, ее не хватало на все надобности, а постройка цистерн была доступна лишь состоятельным людям. В начале 1850-х годов, при содействии Воронцова, в город была проведена вода с Большого Фонтана купцом Ковалевским, потратившим на это дело больше миллиона рублей. Однако и фонтанская вода оказалась солоноватой на вкус, и недостаточно ее было для такого большого города как Одесса. Еще одной насущной проблемой была проблема мощения улиц. При графе Ланероне успели вымостить только несколько спусков,

    выписав для этого из-за границы очень дорогой гранит. Улицы же оставались совсем не мощенными, и на них в дождливое время стояла непролазная грязь. Чтобы помочь беде, граф Воронцов решил мостить улицы щебнем. Одесские мещане этот щебень добывали в окрестностях города, а так как щебня требовалось много, то его добыча стала прибыльным делом для бедных горожан. За три года успели замостить главные в ту пору улицы: Дерибасовскую, Ришельевскую, Греческую, а также часть Екатерининской. При Воронцове улицы мостили еще и триестскими и итальянскими плитами, мальтийским камнем.

    Заботы Михаила Семеновича о благосостоянии Одессы коснулись и торговли. Он обратил внимание на организацию пароходного сообщения, и при нем к одесскому порту подошел первый пароход "Одесса", построенный в Николаеве для перевозки пассажиров и грузов из Одессы в Евпаторию и Ялту. А в 1833 года образовалась акционерное Черноморское пароходное общество, с 1835 года начались срочные пароходные рейсы между Одессой и Крымом. Прошло совсем немного времени - и Одесса установила торговые отношения морем со всеми портами, расположенными на Черном море. В интересах же торговли был открыт биржевой комитет. Благодаря всему этому, Одесса во время управления Воронцова обогатилась весьма крупными торговыми домами: Вучины, Зарифи, Мааса и К°, Ралли, Горна и К°, Тработти, Гарри и К° и др.; появились крупные и солидные магазины: Вагнера,"Петрококино, Фендриха и др.; основались чугунно-литейные, водочно-пивоваренные, макаронные и галетные, табачные заводы и фабрики; появилась первая паровая мельница и т.д. Но и все вышеперечисленное не характеризует в полной мере вклада Михаила Семеновича в город, который стал для него по-настоящему родным и любимым. Пользуясь неограниченным доверием императора Николая I, граф Воронцов обратил внимание и на другие нужды города. При его помощи и содействии возникло большое

    количество благотворительных учреждений: женское общество призрения нищих, дом призрения нищих, Немецкое, Швейцарское и Французское благотворительные общества, Александровский детский приют, богадельня сердобольных сестер, лечебница для приходящих. Свой посильный вклад в начинания графа вносила и его супруга. Под патронажем Елизаветы (Элизы) Ксаверьевны в Одессе был создан Дом призрения сирот и училище для глухонемых девочек. Просвещение Одессы при графе Воронцове также стремительно развивалось. Были открыты: Городская публичная библиотека, Общество сельского хозяйства Южной России, Статистический Комитет, Одесское общество истории и древностей с музеем. Ришельевский лицей в 1837 году стал высшим учебным заведением.

    Немало пережила Одесса при графе Воронцове. Были и счастливые годы, и годы, омраченные неурожаями и эпидемиями холеры и чумы. Решая многочисленные проблемы, граф сжился с краем, в особенности с Одессой. Назначая его в декабре 1844 года наместником Кавказа и главнокомандующим кавказских войск, император Николай сохранил за графом и главное заведование Новороссийским краем...

    Суровая красота Кавказа и дым новых сражений встретили Михаила Семеновича по его приезде в Тифлис. Простота и непритязательность обстановки его новой резиденции меньше всего волновали Воронцова. Годы брали свое, болезни уже надорвали здоровье графа, но и на новом месте он не пустил дела на самотек. Открыл новые школы в Тифлисе, Ереване, Ставрополе, создал Закавказское общество сельского хозяйства, организовал первое восхождение на Арарат. Но что-то не давало ему с прежней легкостью относиться ко всем трудностям. Тоска по Одессе, тревога за судьбу детей: из шестерых детей Воронцовых до взрослого возраста дожили только двое - дочь Софья и сын Семен. Софья Воронцова, выйдя замуж, семейного счастья не обрела - супруги, не имея детей, жили порознь. Семен Воронцов, не отличавшийся талантами своего отца, тоже не оставил после себя наследников. И впоследствии, с его смертью род Воронцовых угас. Это подтачивало душевные силы графа Воронцова. Через семь лет, проведенных на Кавказе, он подал в отставку и уехал за границу лечиться. Но свои последние дни Михаил Семенович прожил в любимой им Одессе: он вернулся сюда в начале октября 1856 года, а 6 ноября его уже не стало.

    С разрешения императора Александра II, во всей империи была объявлена подписка на сооружение памятника Воронцову, который был открыт на Соборной площади в ноябре 1863 года.

    Ж. Игошина,
    «Город», 3 августа 2005 г.






Сведения из историиЭтапы строительстваПрошлое и будущее собора
Этапы воcстановленияСобор и людиПубликации о собореНовости
ПожертвованияБлаготворительные билетыЛюди о собореКнязь Воронцов
Реквизиты "Черноморского православного фонда"Почта фонда
Обращение к предпринимателям
Фотогалерея